Забронируй свое жаркое лето сейчас!

Акватория Лета Ейск открывает продажи летнего сезона 2015!

Остается два с половиной месяца до начала нового сезона работы уникального спортивного клуба-отеля Акватория Лета и уже зарекомендовавшей себя профессиональной школы обучения Академии Водного Спорта. Уже 24го апреля Акватория ждет своих первых гостей. Одиннадцатое лето в Ейске обещает быть еще более потрясным и запоминающимся, ведь у Акватории масса приятных сюрпризов и нововведений (подробнее мы расскажем об этом в следующих новостях). Это будут пять месяцев незабываемого лета, наполненные солнцем, морем и спортом!


 
В новом 2015 сезоне мы предлагаем вам выбрать один из двух тарифов:
1. Отдых по программам интенсивного обучения Академии Водного Спорта от семи дней по одному из трех направлений: виндсерфинг, кайтсерфинг или вейкбординг
2. Классический тариф Акватория Лета на любой период проживания
Внимание! При бронировании и оплате до 28 февраля 2015 на период с 11 мая по 20 сентября 2015 забронировать свои спортивные каникулы со скидкой 20%!
Скидка 10% при бронировании и оплате до 28 февраля 2015 на срок от 8 дней в период с 24 апреля по 10 мая 2015
Скидка за INSTAGRAM Подпишись на @aquatorialeta, размести хештеги #aqualeto #aquatorialeta и получи 5% скидку при оплате!



 
В стоимость проживания в нашем отеле включено:
  • ·         проживание в комфортных номерах
  • ·         завтрак и ужин (шведский стол)
  • ·         охраняемая автостоянка
  • ·         WI FI на всей территории отеля и на серф-станции
  • ·         бассейн на территории
  • ·         групповые занятия с профессиональными инструкторами
  • ·         прокат оборудования для виндсерфинга и кайтсерфинга, скалодрома, йоги
  • ·         прокат каяков, сапов
  • ·         фитнес-тренировки

спорт на территории: скалодром, батут, йога, пинг-понг, настольный теннис, волейбольная площадка, стрит-бол, индо-борд
вечеринки на берегу моря, развлекательные мероприятия в чилл-ауте
шоу от профессиональных спортсменов, семинары и мастер-классы
При пользовании услуг в Акватории Лета (Ейск) каждый гость получает возможность воспользоваться специальной программой преференций в Акватории Лета Завидово.
 
В стоимость Академии Водного Спорта также входят:
  • ·         занятия на кабельной вейк-лебедке
  • ·         тренировки на профессиональном батутном комплексе
  • ·         посвящение в серферы
  • ·         сертификат от спортивного центра «На Батуте»

 
Помимо вышеперечисленного мы абсолютно бесплатно предоставляем нашим гостям возможность:
  • ·         побывать в серфовой тусовке, проникнуться философией ветра и волн
  • ·         научиться кататься и увидеть прогресс
  • ·         познакомится с крутыми спортсменами
  • ·         изменить свою жизнь (наши гости с завидным постоянством, после нескольких поездок к нам, переходят на фриланс и уезжают зимовать на Бали и во Вьетнам)
  • ·         получить парочку профессиональных фото-карточек для мамы «я на вейке», «я встал на кайт» и «я теперь ничего не боюсь, ведь высота скалодрома оказывается 12 метров». И, как водится, еще больше фото для друзей «я зажигаю на барной стойке», «танцы на песке» и классическая — «мой последний Б-52».
  • ·         стать членом одной большой семьи под названием «Акватория Лета»
  • ·         узнать, что такое алкоколлайдер
  • ·         найти массу новых друзей, а может быть свою любовь
  • ·         отдохнуть так, что еще всю жизнь можно будет вспоминать



 
Приезжайте в Акваторию Лета и мы научим вас кататься на виндсерфинге, кайте и вейке, поможем в освоении скалодрома, пристрастим к йоге и фитнесу.
Закон Акватории Лета гласит: «днем спорт — вечером тусовки», поэтому уже сейчас начинаем готовиться к насыщенной программе. Отпадные вечеринки на пляже до рассвета, традиционные караоке-батлы, покер-турниры, игры в «мафию» и многое другое ждет вас в новом сезоне. Будем отрываться, кататься и наслаждаться настоящей жизнью!
Встретимся в Акватории Лета! Peace!

aqualeto.ru 

Зимний экстрим: лучшее

Сейчас самое время заняться зимним спортом, вот только возникает вопрос: «Каким?». Если раньше приходилось выбирать между лыжами и коньками, то сейчас количество спортивных, а главное — экстремальных дисциплин растет едва ли не в геометрической прогрессии. Пора познакомиться с «новичками» в этой области, которые уже успели полюбиться многим любителям драйва.
 

Фристайл-сноукросс. Данный вид спорта «родился» случайно: однажды гонщикам надоело рассекать на снегоходах, они решили разнообразить свои катания прыжками и, что называется, допрыгались. Суть дисциплины заключается в том, чтобы хорошенько разогнаться и, оттолкнувшись от трамплина, воспарить в воздух на 20 метров в длину, а после спуститься на склон. Вообще, фристайл-сноукросс является упрощенной версией мотофристайла, в котором проделывается все то же самое, но на байке. В любом случае эти прыжки на снегоходе по праву считаются одним из самых завораживающих видов спорта на сегодняшний день.




Читать дальше →

Горнолыжный лайфхак

Вот и зима пришла, а с ней сквозь снег стали «пробиваться» первые любители экстрима, которые никак не дождутся новогодних праздников, влекущих за собой поездку на какой-нибудь горнолыжный курорт. Мы решили составить список самых лучших мест, где можно с пользой провести время, получив хорошие впечатления от отдыха.
 

Начинает наш список Пас-де-ла-Каса, расположенный в княжестве Андора, неподалеку от Франции. Этот городок с населением в 2500 человек имеет развитую туристическую инфраструктуру, именно поэтому многие туристы из года в год стремятся туда попасть. Курорт может похвастаться трассами любой сложности, так что заядлые любители спорта найдут, чем себя занять.
Плюсы: погодные условия, благодаря которым снег всегда остается «рассыпчатым», а также живописная природа, поэтому в Пас-де-ла-Каса помимо катания можно себя развлечь прогулками по городу.
Минусы: к сожалению, этот курорт по большей степени рассчитан на людей с достатком выше среднего.




Читать дальше →

Эйнштейн, Сюткин и дети

  • написал: RIDE
  • 335
Начинать свой день рано утром сложно, но все-таки крайне полезно. Помимо переделанных задач из «to-do» листа, бонусом прилагается отличное настроение. А закрепляется оно ближе к вечеру нашими позитивными новостями!
 
А как же борщ?
Страшно современная и страшно надоевшая «Манифеста» позади. Те, кто следил за параллельной программой, могут вспомнить, что без феминисток и их эксклюзивного, так сказать, творчества дело не обошлось. Однако дамочки выпускать благодарного зрителя из своих цепких лап не собираются и открывают Феминистскую мастерскую имени Люси Липпард. Что они там будут мастерить представлять даже не хочется, тем более, художницы жаждут видеть своих единомышленников. Чтобы присоединиться к ним, нужно отправить описание незаконченного проекта на тему «А как же любовь?», краткую биографию и примеры работ. Надеемся, крайняя информация вам не понадобится. Очень надеемся.

 
Читать дальше →

Экстремальные гонки с Stealth-X

Для чего нужна зима, кроме отмечания множества праздников, длящихся практически месяц? Правильно, для лепки снежных баб и катания на горках! Но если с первым вы и сами справитесь на «ура», то для второго мы подскажем отличный агрегат, который добавит драйва в ваши снежные будни.



Читать дальше →

Кайтвинг - девайс для активного отдыха

Люди, занимающие несколькими видами спорта одновременно, наверняка слышали про кайтвинг, который можно приобрести в любом магазине по достаточно демократичной цене либо сделать самому.




Читать дальше →

Русское селфи, футбол и женщины

  • написал: RIDE
  • 768
Иногда хочется, чтобы вечер пятницы длился вечно. И чтоб выходные не кончались. Однако понедельник наступит обязательно и очень внезапно, поэтому советуем наслаждаться моментом и читать только самые позитивные новости!
 
К нашей вчерашней радости за президента присоединились председатель Правительства Дмитрий Медведев и глава Чечни Рамзан Кадыров. Премьер заглянул в Нальчик на хлеб да соль, чтобы обсудить ряд рабочих вопросов и «новые задачи, диктуемые ситуацией в мире». В завершение встречи радостные и ничуть не завидующие политики сделали селфик «на фоне портрета САМОГО ВЛИЯТЕЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА В МИРЕ». В общем, вся Россия в одном снимке. Хотя вероятней – все же в одной рамочке на стене.

 
Читать дальше →

Скалы, которые мы выбираем. Ч.2

Часть 1

Скалистые обрывы над альпийским озером Альпзее. Фото О. Короткой 
Скалистые обрывы над альпийским озером Альпзее. Фото О. Короткой

— А ты бы мог бы дать какие-нибудь советы новичкам в скалолазании?
С.Н.: Сейчас в Москве скалолазание довольно интенсивно набирает популярность, хотя в мире это уже давно очень популярный спорт. Строятся новые скалодромы, множество людей ходит туда, поскольку это отличный способ держать себя в форме, это интересно, там всегда веселая компания, такое место молодежной тусовки. Поэтому многие приходят после работы, лазают, даже те, кто никогда слыхом не слыхивали о горах. Поэтому скалолазание гораздо более популярный спорт, чем альпинизм. Им заниматься гораздо проще, дешевле, безопаснее. Особенно, с учетом того, что большинство людей увлекается не боулдерингом, а большим скалодромом, потому что большой скалодром предъявляет гораздо меньше требований к физической подготовке. Надо просто обладать нормальной координацией движений, и все получится. Там сложно людям с излишним весом, а простым людям, даже худым неподкачанным парням, — несложно. Любая девушка сможет нормально проявить себя в скалолазании, потому что, как правило, у девушек координация движений хорошо развита, растяжка хорошая, лучше, чем у обычного парня, не занимающегося спортом. Поэтому всем, кто хочет пойти на скалодром в первый раз, я рекомендовал бы начать с большого скалодрома, обязательно взяв сначала инструктора или какого-то знакомого, который уже этим занимается, чтобы тот показал, как все безопасно делать и подстраховал. Не нужно, конечно, сразу покупать скальники и всю экипировку, а взять для начала в прокат. И если понравится, то уже тогда озаботиться покупкой надлежащего оборудования. Конечно, надо начинать с большого скалодрома, поскольку это действительно безопасно, там верхняя страховка обеспечивает удержание скалолаза в определенном положении, и, если ты сорвешься, то на определенном месте и останешься, при условии грамотно организованной страховки, разумеется. А это уже достигается с помощью инструктора. Если давать какие-то рекомендации по физической подготовке, то для новичков она и  не нужна. В скалолазании, фактически, порог вхождения нулевой, т.е. любой может прийти и начать заниматься, кроме людей с повышенной массой тела. Конечно, для тех, кто занимается, уже можно сформулировать ряд предложений и советов, но они, как правило, и сами уже кое-что знают. Самое главное в скалолазании, как и в любом спорте, — это регулярность тренировок. Как всегда, у новичков идет интенсивный прогресс, который в какой-то момент сходит на нет. Человек доходит до определенного момента и понимает, что дальше прогресс не идет. И тут наступает разочарование, грусть, тоска, печаль, алкогольные запои, булочки по вечерам и прочие порочные занятия. Конечно, это неправильно. Как и в любом другом спорте, в скалолазании нужны очень упорные тренировки. Нужно пробовать то, что ты не можешь делать, пробовать, даже зная, что это у тебя не получится. Скажем, если ты можешь лазить трассу 5В, то лезь 5С, если можешь 7А – лезь 7В, иначе не будешь прогрессировать. Много людей, особенно девушек, перестают прогрессировать после определенного момента, потому что они начинают бояться, приходится срываться каждый раз, пробуя более сложную трассу. Конечно, это в первую очередь касается не начального этапа, а более продвинутого уровня и нижней страховки, т.к. при верхней страховке сорваться невозможно. После определенной категории трассы идут только с нижней страховкой, т.к. с отрицательным углом наклона верхняя страховка невозможна. В общем, самое главное – это регулярно тренироваться и постоянно пытаться сделать то, что не получается. Конечно, это определенный стресс. Но для тех людей, которые любят подвергать себя сложностям и опасностям, это, наоборот, в кайф. Они преодолевают себя. Этим скалолазание похоже и на виндсерфинг, и на серфинг. Скажем, в вэйв-райдинге тебе нужно преодолеть себя, есть определенный страх перед волной, но тебе нужно поехать и сделать какой-либо трюк, в серфинге тебе нужно взять волну, а в скалолазании – сделать движение. Причем ты знаешь, что это движение, скорее всего, закончится неудачей. Тут очень важен психологический момент, когда ты можешь плюнуть на все и сдаться, либо ты собираешь волю в кулак, делаешь движение, которое у тебя, скорее всего не получится. И вот тут-то как раз иногда возникает ситуация, когда это движение получается. И именно этот момент, когда ты выполняешь что-то за пределом своих возможностей, позволяет прогрессировать.
— А что касается регулярности тренировок, что бы ты посоветовал новичкам?
С.Н.: Думаю, в первое время двух раз в неделю вполне достаточно. Если начинаешь более или менее серьезно заниматься, то нужно 3 раза в неделю. Конечно, если мы говорим о профессиональном спортивном варианте, то там ребята занимаются все дни. Но это уже где-то I разряд или КМС, т.е. по уровню сложности это трассы 7А, 7В. Если лазаешь 6А, 6В, 6С, то можно ходить 2 раза в неделю. Для таких сложных трасс, конечно, уже необходима физическая подготовка: подтягивания, особенно важны пальцы, но все эти специальные тренажеры есть на скалодромах. В тренажерный зал ходить бесполезно: качки из тренажерного зала могут залезть только на простую стенку, поскольку, хоть у них и действительно мощное тело, но оно очень тяжелое, и у них недостаточно сильные пальцы, которые никак не тренируются в качалке. Но скалодром – это классное место, в первую очередь, тем, что там каждому найдется дело. Скажем, те же накачанные фитнес-мены могут лазить простые трассы в боулдеринге. И вообще на скалодроме очень весело, там все подшучивают друг над другом, отличная тусовка.
 
 

— Но скалолазание – это ведь не только скалодром.
С.Н.: Да, в первую очередь — это аутдорный вид спорта. Те, кто увлекается скалолазанием, часто выезжают на скалы. В Москве в этом плане плохо: скал поблизости нет. Приходится ездить. Ближайшее место – это Воргол, 300-400 км на юг от Москвы. Либо ехать в Крым, там идеально, но туда надо ехать уже в длительную поездку. Еще есть оз. Треугольное, на Карельском перешейке севернее Санкт-Петербурга. Я туда ездил на выходные. Проезжаешь 1500 км – и перед тобой гранитные скалы. Но общее для всех аутдорных видов спорта – это своя классная тусовка. Когда приезжаешь куда-нибудь, то выясняется, что есть куча знакомых, в т.ч. из Москвы: в Крыму, например, или в Италии есть отличное место Арко на озере в регионе Трентино, где тоже куча русских. Скалолазание в России вообще серьезно развивается. Появляется много хороших спортсменов. Например, наши ребята уже стали призерами Чемпионатов Мира, Европы по скалолазанию, чего еще лет 5 назад не могло быть, потому что нужны специальные тренировочные базы, которые есть в Европе, но не в России. Недавно была попытка включить скалолазание в олимпийские виды спорта. Пока это не удалось, но следующая попытка будет через два года. И, уверен, рано или поздно включат. Это очень зрелищный вид спорта, даже для обычного человека, не занимающегося скалолазанием, особенно, соревнования на скорость. Спортсмены в прямом смысле бегут по стене, причем 10-метровую отвесную стену они пробегают за 5 секунд! Так что будем ждать. Благо, российские спортсмены стали радовать успехами. Я, например, был на финале Чемпионата Европы по скалолазанию в Шамони, там как раз выиграла наша девчонка, Динара. Причем выиграла в категории «трудность», которая является самой престижной в скалолазании. 
 


— Сережа, ты упоминал, как мастерски ломал об себя доски для серфинга в процессе каталки, а в скалолазании были ли у тебя какие-либо травмы?
С.Н.: Меня, к счастью, миновало. Если говорить по-честному, скалолазание – травмоопасный вид спорта, в первую очередь, на естественном рельефе. Разумеется, и на скалодроме травмы случаются, особенно в боулдеринговом зале, т.к. там нет страховки, но это скорее исключение. На естественных скалах же, несмотря на наличие страховки, опасность представляют выступы, полки. Можно сорваться, удариться об такую полку и сломать ноги. Это случается, конечно, нечасто, но бывает. Однако нельзя сказать, что скалолазание смертельно опасный вид спорта, в отличие от того же серфинга или альпинизма. В скалолазании, даже если ты ударишься о скалу, ты все равно совсем вниз не упадешь, поскольку там надежные точки страховки. Я лично не получал травм, кроме ссадин, ушибов, разбитых коленей, все это я, естественно, не считаю. Что может быть опасно – это повредить палец. Если вставить палец в шлямбур и сорваться, то его срежет, по этой причине, например, нельзя лазить с кольцами, поскольку они могут зацепиться. Конечно, вставлять пальцы в шлямбуры нельзя, все это знают, но в панике иногда делают, что приводит к плачевным последствиям, поэтому сейчас даже специально стали делать шлямбуры со скругленными краями, чтобы минимизировать риск подобной травмы. В зале же травмируются редко, в основном, вывихивают ноги.
— А случались ли у тебя травмы в альпинизме?
С.Н.: В альпинизме – нет. Если бы я травмировался в альпинизме, то, думаю, сейчас здесь бы по-другому сидел. Там все довольно жестко. Система «не падай»: упал – тебе, фактически, конец. Весь альпинизм построен на том, что ты должен все делать с запасом прочности. Если ты близко подошел к опасности, значит, неправильно что-то сделал. Страховка обязана быть надежной, ты не должен гадать: выдержит она или не выдержит. Ты должен быть уверен, что выдержит. Так что я, к счастью, не получал травм, но, к сожалению, наблюдал их.
 


— Можешь вспомнить какой-нибудь случай самой жуткой травмы?
С.Н.: Да, был неприятный случай в Кыргызстане, в северном Тянь-Шане. Мы были на спортивных сборах, уставшие пришли с восхождения, отправились спать, и тут нас будят: надо транспортировать человека, который сорвался. Выяснилось, что парень совершил грубейшее нарушение техники безопасности: встегнулся в старую, оставленную кем-то петлю, которая была не проверена, а встегиваться можно только в свою точку страховки. В результате сорвался, пролетел 30 метров, сломал ногу с отрытым переломом большой и малой берцовых костей. Такой перелом у него произошел из-за кошек, которые увеличили моментный излом ноги. Выглядело все довольно жутко. На самом деле, мы спасли ему жизнь, поскольку там было довольно холодно. Его потом подхватил вертолет и доставил в больницу. Но парню повезло, что мы там были, поскольку, чтобы транспортировать человека в горах, нужно, как минимум, 20 человек или один вертолет. Но у нас есть лишь такие вертолеты, которые садятся только на относительно плоской площадке, в то время как в Шамони, например, имеются вертолеты, которые могут подлететь прямо к скале, забрать оттуда человека и улететь, я сам это видел. Еще был случай, когда ребят засыпало лавиной, но они тоже живы остались. Правда, переломали себе все. Хотя, конечно, в горах люди гибнут регулярно. Чаще всего, когда люди срываются, им уже ничем нельзя помочь. Но, чем мне нравится европейский альпинизм, в Шамони, например, так это тем, что спасение включено в налоги города. Ты, никому не известный человек, в любой момент можешь позвонить 112, даже если ты ничего себе не сломал, а просто испугался, прилетит вертолет, снимет тебя и ничего за это не возьмет. И это спасает очень многих людей, т.к. многие не рассчитывают свои силы, вызывают вертолет, а не было бы такой возможности – они бы погибли. Поэтому у Шамони и репутация соответствующая – безопасного горного курорта. У нас такого нет, потому что нет такой четкой системы спасения. Есть только обычные спасатели МЧС, а это не является их основной работой. И вертолеты у нас совсем другие, не могут они подлететь и снять человека с вертикальной скалы. В России тоже делают подобные маленькие мобильные геликоптеры, но только для военных целей. У нас на вооружении спасателей гигантские МИ-8, которым часто не хватает места для приземления. Причем на такой высоте эти большие вертолеты летают нестабильно, плюс в горах много довольно узких мест, что создает дополнительную нагрузку и опасность для пилота. В Европе же есть специальные горные спасательные геликоптеры.

Ущелье в Альпах. Фото О. Короткой

Ущелье в Альпах. Фото О. Короткой
 

  — Ты рассказал о многих несчастных случаях. Глядя на все это, возникала ли у тебя когда-нибудь мысль бросить экстремальные виды спорта?
С.Н.: Были такие мысли об альпинизме. Они возникают регулярно у всех, кто идет на восхождение и ему плохо. Есть даже своеобразные стадии: сначала идешь с воодушевлением, видишь красивую гору; приближаешься к ней, она внезапно вырастает, начинают возникать мысли «А не плюнуть ли?»; потом лезешь, на первом этапе думаешь, что все хорошо, но в какой-то момент возникает желание бросить все это и не повторять; но, добравшись до вершины, ты испытываешь эйфорию и забываешь все плохие мысли. Однако, когда спускаешься вниз, тебе становится страшно и плохо, спускаешься и после этого решаешь, что никогда не будешь этим заниматься, отходишь на 500 м и думаешь «Ну что, может, еще разок схожу на эту гору». В отношении альпинизма у меня именно так и было. А в отношении других видов спорта – нет, но это, видимо, потому, что я в них не так «прокачан».
 
 Горное ущелье в провинции Альгой, Германия. Фото О. Короткой

Горное ущелье в провинции Альгой, Германия. Фото О. Короткой
 

— А есть ли нечто, что может заставить тебя бросить экстремальный спорт вообще?
С.Н.: Весь? Ну, все зависит от риска. Если предположить такую идеализированную ситуацию, что каждым видом спорта я занимаюсь на таком уровне, что это реально грозит жизни: альпинизм как сейчас, серфинг на нормальных волнах, виндсерфинг – вэйв-райдинг. Вообще всем всегда можно заниматься не так уж и экстремально. Но если имеется только такой вариант: я могу либо бросить, либо нет, то заставить бросить могут лишь другие люди, которые от тебя зависят, семья, например. Это просто нечестно по отношению к ним, если ты погибнешь, а им потом все расхлебывать. Скажем, ребенок, который может остаться без отца – это сильнейший аргумент. Это могло бы заставить меня оставить все эти экстремальные виды спорта напрочь вообще. Но все-таки есть вариант все делать с умом, хотя это и сложно, поскольку ты получаешь адреналин. В альпинизме, например, есть такая поговорка: «Альпинист может быть либо храбрым, либо старым». Я видел альпинистов лет 65, они проходили не очень сложный маршрут, но реально испытывали удовольствие от этого, хотя раньше, разумеется, ходили сложные маршруты. Но все это сейчас я говорю о таких людях, как я, не спортсменах. Если ты спортсмен, то ты должен совершенствоваться, у тебя в этом смысл жизни, ты понимаешь, что можешь погибнуть, и твоя семья тоже должна это понимать. А что касается не спортсменов, все дело в том, чтобы укротить свою адреналиновую зависимость, а она, как и любая другая зависимость, подвергается обработке со стороны волевого механизма. Все, разумеется, зависит от обстоятельств. Если ты веселый свободный парень, то, конечно, ты полезешь на гору. В любительском альпинизме, как правило, развитие альпинистов прекращается с появлением семьи. У кого же не прекращается, у тех заканчивается семья. Сам лично знаю людей, которые развелись, поскольку просто не могут жить без гор. Что касается меня, я бы смог бросить горы ради других людей.
— Ты упомянул семью, что очень кстати, поскольку ты недавно женился (прим.: Сергей и Арне решили оформить отношения со своими спутницами практически в одно и то же время). Повлияло ли твое новое семейное положение на возможность занятий экстремальными видами спорта? Уменьшилось ли время для этого?
С.Н.: Пока нет, поскольку нет детей. Но, когда будут дети, время, естественно, уменьшится, на некоторое количество лет даже может сократиться до нуля. Но потом, я надеюсь, будет возможность это возобновить, тем более что с ребенком тоже можно заниматься некоторыми видами спорта. Но пока я не сильно ощутил изменения в этом плане. Более того, я первый раз попробовал серфинг уже после свадьбы, серф-трип, о котором я упоминал, — это и было наше свадебное путешествие. И вообще к водным видам спорта я пришел вместе с отношениями, поскольку появилась другая компания. Хотя на альпинизм это в какой-то степени уже повлияло, женщину в горы не возьмешь, если она сама не альпинистка, поэтому я не пошел в горы прошлым летом, но зато я попробовал серфинг и виндсерфинг. Так что, в принципе, все зависит от человека, который рядом с тобой.
— Мы сейчас поговорили сразу о нескольких экстремальных видах спорта, которыми ты занимаешься. Любой из них — это риск. Так что же все-таки тебя толкает на этот риск?
С.Н.: На этот вопрос ответить довольно просто. В каждом экстремальном виде спорта ты находишься в какой-то стихии: серфинг – это океан, виндсерфинг – это ветер и море либо тот же океан, альпинизм – горы, скалолазание – скалы. Чем больше ты в это углубляешься, тем больше ты узнаешь себя через взаимодействие с этой стихией. Это всегда открытие себя, своей личности. В экстремальных видах спорта присутствует квинтэссенция этого чувства: ты наедине с природой, нет никаких условностей, никаких городских проблем, социального статуса, твоего имени и даже пола. Ты личность, которая пытается осознать себя в борьбе со стихией и понять эту стихию, стать с ней заодно. Ты поймал волну на серфе и чувствуешь единение с океаном, на виндсерфе – единение с ветром, взобрался на гору – с горами. И, покорив гору, ты, на самом деле, не гору покорил, а самого себя. Экстремальные виды спорта тем отличаются от неэкстремальных, что ты что-то даешь, т.е. ты рискуешь, и очень многое эмоционально ты получаешь взамен: новое ощущение себя в этом мире. И это здорово! И это общее для всех экстремальных видов спорта. Все люди, занимающиеся экстремальными видами спорта, думаю, чувствуют именно это, поэтому и занимаются. Просто некоторые, возможно, не отдают себе в этом отчет. Но всегда возникает чувство единства между такими людьми-экстремалами. В альпинизме, например, всегда присутствует некое товарищество, поскольку ты понимаешь, что другой человек, который этим занимается, тоже испытывал подобные эмоции. Ты понимаешь его гораздо лучше, чем своих коллег в городе, которые не могут тебя в этом понять. А если, скажем, ты проехался по одной волне с кем-нибудь, вы сразу можете стать ближе, хотя ты, может быть, даже с ним и не разговаривал, но ты знаешь, что он почувствовал то же самое, что и ты. И людям, которые для себя это открыли, очень сложно с этого «слезть». А если еще сюда прибавить адреналиновую зависимость, которая является доказанным видом зависимости, то возникает сильная штука, два фактора: психологический и гормональный. И никакие наркотики не нужны! 
 



— Спасибо, получилась очень интересная беседа. Хотел бы ты что-то добавить?

С.Н.: Да! Занимайтесь скалолазанием, не занимайтесь альпинизмом!
 
После общения с этими ребятами моя точка зрения укрепилась. Бесполезно убеждать людей, никогда не пробовавших экстремальный спорт, что это хорошо, что риск не глупый и бессмысленный, что «игра стоит свеч». Пока человек сам не попробует это, не почувствует, он не поймет то, что чувствуют те, кто на свой страх и риск лезет на заснеженные вершины или выходит в шторм в море на маленькой досочке. Если же человек попробовал экстремальный спорт, и ему не понравилось, то это, как правило, навсегда, ровно, как и если человек полюбил экстремальный спорт – полюбил он его на всю жизнь.
Можно долго рассуждать, хорошо это или плохо. Но, помимо прочего, не трудно подметить, что люди, увлекающиеся экстремальным спортом, например, меньше подвержены наркотической и алкогольной зависимости, чем те, кто этими видами спорта не занимается, просто потому, что человек, который бывает на волосок от смерти, который не понаслышке знает, что такое опасность, гораздо сильнее ценит жизнь и не хочет растрачивать ее понапрасну.
Говоря словами героя Криса Хемсворта из фильма «Гонка», «Чем ближе к смерти, тем острее чувствуешь жизнь. Тем больше в тебе жизни».
 
 
Ольга КОРОТКАЯ
 
 

Скалы, которые мы выбираем. Ч.1

Альпы. Фото О. Короткой
Альпы. Фото О. Короткой

«Умный в гору не пойдет, — гласит известная народная мудрость. – Умный гору обойдет». Простенькая банальная констатация факта, а какой глубочайший смысл скрыт в этой непреложной истине. Ну, во-первых, то, народ в общем и целом глупым не бывает, хотя из любого правила есть исключения, что мы сегодня и наблюдаем. Во-вторых, мы уже хорошо знаем, что истина всегда где-то рядом. И, в третьих, как ни крути, как ни пытайся объяснить психологические мотивировки поступков все-таки «дуракам закон не писан»! Еще одна фольклорная мудрость великого и могучего русского языка, который сегодня, к сожалению, не в чести у блогеров в Интернете. 

 
Каждый человек безумен по-своему. В мире существует две категории людей: первые, которые предпочитают стабильность, уравновешенность и спокойную размеренную жизнь, и вторые, для коих жизнь – это непрерывное «броуново» движение, а любая остановка и уж тем более размеренность – сущее мучение и наказание. Именно вторая категория людей, как правило, и занимается экстремальными видами спорта, зачастую вызывая косые взгляды и искреннее недоумение первых: зачем, мол, рисковать здоровьем и жизнью, ради чего? Люди первой категории иногда воспринимают экстремалов как тихих сумасшедших. Наверно, здесь надо все-таки разобраться «Ху из ху».

На вершине г. Тегель, Германия. Фото О. КороткойНа вершине г. Тегель, Германия. Фото О. Короткой

На момент первого похода на скалодром за моими плечами были 8 сезонов практически соревновательного виндсерфинга, несколько лет классического серфинга, а также многолетний опыт менее экстремальных, однако, не менее интересных, видов спорта: беговые лыжи, байкинг, хайкинг, кекусинкай каратэ-до (контактное карате, 6 кю, желтый пояс, для девушек – это достаточно высокий уровень). Что подтолкнуло меня к тому, чтобы попробовать свои силы в скалолазании? Наверное, то, что и всех любителей экстремальных видов спорта. Что заставляет глиссировать на виндсерфе со скоростью 96 км/ч (мировой рекорд) или прыгать на крохотной доске с парусом на высоту до 20 м, выписывая в воздухе невероятные сальто, ловить волну высотой в 25 м или покорять Эверест. Это жажда нового, неуемная жажда приключений, возможность доказать всем и в первую очередь самому себе, что ты чего-то действительно стоишь, возможность достигнуть очередной цели, покорить очередную «вершину»,  почувствовать движение жизни. И никогда такие люди не могут остановиться и успокоиться, добившись чего-либо. Всегда появляются новые цели, потом и новые вершины, на которые необходимо обязательно взобраться. «Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал».

г. Зойлинг, Бавария. Фото О. Короткойг. Зойлинг, Бавария. Фото О. Короткой
 
Виндсерф-сезон закончился, а лыжный еще не начался, и я, почувствовав нехватку подобных ощущений, отправилась на скалодром. И не обманулась в своих ожиданиях. Уже при прикосновении к первой же зацепке в своей жизни, я почувствовала то, что хотела найти. А пройдя первую, самую простую трассу в боулдеринге, поняла, что это «мой» вид спорта. В скалолазании есть три дисциплины: скорость (с верхней страховкой), трудность (с нижней ) и боулдеринг (без страховки). Если проводить аналогии с моим любимым виндсерфингом, то в чем-то это слалом, фристайл и вэйв-райдинг соответственно. Мне нравилось и лазание со страховкой, и без оной. Но особенно притягивал боулдеринг, своей остротой ощущений и сложностью прохождения трасс. Хотя находиться на высоте 13 с лишним метров, наконец-то дотронувшись до топа, – тоже непередаваемо. Но с верхней страховкой нет тех ощущений, что в боулдеринге, не чувствуется так остро ответственность за каждый шаг, движение руки, поворот ступни. Попробовать свои силы в лазании с нижней страховкой я, к сожалению, не успела… 



А произошло вот что. Уже на моем третьем занятии на скалодроме я увлеклась так, что забыла обо всем, буквально потеряла голову. Боулдеринг! Кровь пульсировала в висках, а единственное, что эхом звучало в моей голове, было: «Вверх! Скорее верх! Наверху надо обязательно быть!» Ценой такой бездарной и банальной ошибки, присущей многим дилетантам, оказался оскольчатый винтообразный перелом большой и малой берцовых костей со смещением. Объясняя проще, я сломала ногу в двух местах. Операция, две титановые пластины и более полугода восстановления, чтобы вновь начать нормально ходить. Конечно, людей, которые «подсели» на экстремальный спорт, бесполезно уговаривать бросить его, остановиться.

Скалолазание в баварских Альпах. Фото О. КороткойСкалолазание в баварских Альпах. Фото О. Короткой

К счастью, после долгих месяцев ковыляния на костылях, мне все-таки удалось провести великолепный виндсерф-сезон на Тенерифе и кататься с титаном в ноге в ветер 50 с лишним узлов на порывах. На самом деле, это было чертовски опасно. И я это прекрасно понимала, отдавала себе в этом отчет. И вот мой главный совет любителям всех экстремальных видов спорта: никогда не теряйте голову, помните, что то, чем вы занимаетесь, всегда, поверьте! Трезво оценивайте свои силы, насколько вам хватит опыта и навыков лазать/кататься/прыгать в предлагаемых условиях. Я бы не вышла кататься на виндсерфе с титановыми пластинами в ноге в ветер 50 узлов и трехметровые волны, если не знала, что способна успешно кататься в таких условиях. Возможно, если бы я трезво оценила ситуацию на скалодроме, то избежала сложнейшего перелома. Зачастую соблазн залезть еще чуть выше, пройти еще чуть-чуть дальше, настолько велик, что остановиться практически невозможно. Но иногда нужно немного тормознуть сегодня, чтобы завтра с еще большей скоростью двигаться вперед, к новым вершинам! 

Баварские Альпы близ Инцелля. Фото О. КороткойБаварские Альпы близ Инцелля. Фото О. Короткой

Во время своего пребывания в больнице я услышала много мнений касательно моих увлечений экстремальными видами спорта, в том числе, и таких: «Тяга к экстриму, особенно к вылущенному от смысла альпинизму и скалолазанию, — это не просто рафинированный драйв, как многие думают. На самом деле, это обычное самоутверждение, попытка доказать, и в первую очередь самому себе, что ты можешь гораздо больше и способен на более серьезные действия. Просто тебя друзья и сограждане не оценили, не увидели, не разглядели твой талант, способности и храбрость. Все это проявление собственной неполноценности и попытка доказать всем, что это вовсе не так». Конечно, меня задели эти слова. И тут у меня появилась идея доказать, что это вовсе не правильно, попытаться разобраться, в чем же заключаются глубинные причины, почему такие люди, как я, занимаются альпинизмом, скалолазанием и другими экстремальными видами спорта несмотря на огромный риск, порой и бессмысленный, как полагают те, «нормальные люди», кто этим не увлекается. За помощью я обратилась к своим друзьям. 

Со мной согласились пообщаться на тему скалолазания и экстремальной жизни два моих хороших товарища: Арне и Сергей, не знакомые друг с другом, проживающие в разных концах света (мне кажется, что поэтому проблема должна быть отражена наиболее объективно).
 
 

Арне Гамиг (Arne Gahmig)
инженер-судостроитель,

выпускник Ньюкаслского Университета (Великобритания), 
в свободное от основной работы время – профессиональный инструктор по виндсерфингу. Сейчас Арне работает в Норвегии.

— Когда и где ты начал заниматься скалолазанием? Как это было?
А.Г.: Я начал карабкаться около трех лет назад. Мои друзья-скалолазы приехали на Тенерифе и спросили меня о местах для скалолазания на острове. Мой друг из местных показал нам несколько великолепных скал, и как раз тогда я впервые в жизни попробовал скалолазание. Это был веселый опыт. Мне понравилось бросать вызов скале и то возбуждение, которое ощущаешь, наконец-то добравшись до вершины после физических и даже умственных усилий, затраченных на выяснение оптимального маршрута к вершине, когда оказывается, что какой-то путь слишком труден. 
 


— Арне, а, вообще, почему ты решил заниматься скалолазанием?
А.Г.: Честно говоря, просто решил раздвинуть границы возможного и выяснить, что я способен достигнуть, а также чтобы улучшить мои жизненные навыки, продумать оптимальный путь вперед, научиться, как нужно удерживаться в трудных положениях. А также чувствовать единство с природой – это то, что я всегда искал для моего хобби. Вот почему скалолазание – это для меня каждый раз положительный опыт.
— Какими еще экстремальными видами спорта ты занимаешься? Что было твоим первым экстремальным увлечением?
А.Г.: Помимо скалолазания я также занимаюсь виндсерфингом, кайтсерфингом, серфингом, горными лыжами и, в меньшей степени, маунтин байкингом и скейтбордингом. А еще я наслаждаюсь дайвингом. В общем-то, всем тем, что позволяет почувствовать твое единство с природой. Виндсерфинг был моим первым экстремальным спортом, которому обучил меня мой отец, поскольку он владеет школой виндсерфинга в Медано (Тенерифе). Хотя в возрасте 4 лет виндсерфинг еще нельзя полноценно классифицировать как экстремальный спорт.  
 


— У тебя случались травмы во время скалолазания? А при занятиях другими видами спорта?
А.Г.: Мне повезло, что не было травм при скалолазании. У меня было целое множество травм во время виндсерфинга, кайтсерфинга и сноубординга, таких как сломанные ребра, сломанные запястья, растянутые лодыжки и обычные порезы и ушибы.
— Арне, думал ты когда-нибудь бросить экстремальный спорт?
А.Г.: Даже никогда не рассматривал возможность бросить экстрим. Для меня это часть моей личности, то, кем я являюсь. Именно во время занятий экстремальным спортом я больше всего чувствую, что я живой. Здесь я могу полностью отключиться от повседневной суеты. Это заставляет меня сфокусироваться на том конкретном жизненном вызове, который возникает передо мной в данный момент, это позволяет раздвинуть рамки традиционного сознания, получать удовольствие каждый раз на все более высоком уровне, да и просто делает меня лучше.
— А что же может заставить тебя бросить экстремальный спорт?
А.Г.: Единственная вещь, которая могла бы остановить мои занятия экстремальными видами спорта – это стать парализованным. Даже если я закончу свою жизнь в инвалидном кресле, существует много разных способов продолжать все эти виды спорта тем или иным образом. Более того, это стало бы дополнительным вызовом: узнать новый способ заниматься теми же видами спорта. Простой поиск на Ютубе показывает, что можно заниматься практически любым спортом даже с инвалидностью и очень существенными и ограничениями физических возможностей.
— Ты недавно женился. Повлияло ли новое семейное положение на возможности твоих занятий экстремальным спортом?
А.Г.: Я женился на женщине, которая также очень активна и наслаждается экстремальными видами спорта. Я думаю, это одно из того, что крепко связывают нас вместе. Мы можем заниматься всем теми прекрасными видами спорта, которые мы вместе очень любим. Это потрясающе!



— Самое страшное воспоминание в твоем скалолазном опыте?
А.Г.: Должен сказать, что во время скалолазания у меня не было неудачного опыта, так как мне очень повезло всегда заниматься этим делом с людьми, которые крайне ответственно подходят к вопросам безопасности. Все, с кем я занимался скалолазанием, знают, что благополучие других зависит от них, и относятся к этому очень серьезно. Самые серьезные несчастные случаи, которые я видел, были в виндсерфинге и кайтсерфинге. Такие вещи, как вывихнутые плечи; люди, которые потеряли сознание; очень большие разрезы от плавников доски и так далее. Я очень счастлив, что никогда не был вовлечен в такие серьезные несчастные случаи как участник, я только был очевидцем и оказывал помощь.

 

Сергей Николаев
инженер, аспирант МГТУ им. Н.Э. Баумана, 
II-й разряд по скалолазанию и альпинизму

— Когда ты начал заниматься скалолазанием? Как это было?
С.Н.: Первый раз я залез на скалу, когда был совсем малышом и пошел в поход в Крым. Там вокруг меня были суровые альпинисты и скалолазы. Они заставили меня сделать это. И это было очень страшно. Я пытался схалтурить, то есть не достать до топа. Я залез. Они, вроде, не видят, что я не достал до самого верха, и говорю: «Все, вниз», ведь мне страшно было. А бородатый суровый мужик, который меня страховал, сказал: «Нет! Лезь дальше!» И в общем-то, не знаю почему, но я боялся. Там была верхняя страховка. Все это произошло 12 лет назад. А по-настоящему я начал заниматься скалолазанием уже в секции скалолазания Бауманского университета после 2 курса, то есть в 2008 г. Получается, 6 лет назад.
— А почему ты решил серьезно заняться скалолазанием? Что тебя зацепило 12 лет назад, почему ты пошел в секцию скалолазания?
С.Н.: Бородатый и суровый мужик, и я решил, что тоже должен  стать таким! Нет, на самом деле, моя тетя постоянно брала меня с собой в горные походы, поскольку была альпинисткой, и вся тусовка ее молодости – альпинисты — очень дружные ребята, веселые. Мне это понравилось. И когда я поступил в Бауманский, то узнал, что здесь есть свой скалодром, т.е. скалолазные стенки. Хотя сначала я думал пойти в альпсекцию, где бегают и занимаются тренировками с веревками. Но меня убедил мой друг, которому хотелось именно по стенкам полазить. Так я начал заниматься скалолазанием. Но успехов у меня не было, я был невыдающимся спортсменом, хотя участвовал несколько раз в соревнованиях, даже получил II-й разряд. Но у нас были ребята, которые гораздо более серьезно к этому относились.  Я не так сильно увлекался, ходил раз-два в неделю, а надо ходить больше, если хочешь добиться определенных успехов. Например, ребята ходили пять раз в неделю. Это серьезный спорт и требует постоянной практики, особенно сначала. Больший интерес я стал проявлять к этому виду спорта, когда уже пошел в горы, потому что это связывает одно с другим. И ты начинаешь понимать, что навыки лазания по стенкам реально нужны в горах, ведь увереннее чувствуешь себя на рельефе. А в горах от этого зависят фактически твое здоровье и жизнь. И тогда начинаешь ходить на скалодром уже осмысленно, чтобы чувствовать себя легче. Хотя в горах абсолютно другой рельеф. Там скалы, они часто мокрые, нет зацепок, но зато движения те же. На самом деле, я ненастоящий скалолаз. Я скалолаз-альпинист. А скалолазанием я занимаюсь только для альпинизма. 



— То есть, получается, помимо скалолазания, ты альпинист. А занимаешься ли ты еще какими-нибудь экстремальными видами спорта?
С.Н.: Естественно. На самом деле, я обожаю все, особенно экстрим. Чем экстремальнее, тем лучше. На первом месте по экстриму среди тех видов спорта, где я попробовал себя как новичок, — это альпинизм. Он реально полон опасностей и риск погибнуть очень велик. Потом серфинг, который я попробовал в этом ходу, там велика вероятность получить хорошо по голове, удариться об риф или о доску. Ну, я и получил: сломал доску об себя, так же сломал плавник, а доску прямо пополам. Еще мне в голову прилетела другая доска, которую я тоже сломал. В общем, наломал много досок, но сам, к счастью, оказался чуток крепче. Еще я занимаюсь виндсерфингом. В нем я тоже новичок. Откатал один сезон, мне очень понравилось. Там на первом этапе было все гораздо мягче, чем в серфинге. Особенность серфинга, что тебя «месит» на первом же этапе. В виндсерфинге тебя сначала не «месит», только когда ты выходишь уже на второй уровень, тебя начинает «месить». Но до этого еще надо дорасти. А в серфинге, даже если ты не хочешь кататься, а вышел просто постоять, тебя все равно может хорошо «приложить», выбросить на берег. Вообще, водные виды спорта очень близки мне по духу. На самом деле, мой идеал – это остров рядом с о. Кос, там лучшие условия для скалолазания: огромные суперскалы, башня, закрывающая тебя от солнца, ты целый день можешь лазить там в тени, потому что солнце ее обходит по кругу, там очень много разных чемпионатов, соревнований проводится. Но на соседнем о. Кос идеальный виндсерфинг, поэтому многие ребята дрейфуют туда-сюда: полазали, покатались. В общем, весь этот мир переплетен между собой, скалы и море. Это, конечно, супер!
— На самом деле, я, как имеющая определенный опыт в серфинге и виндсерфинге, со своей стороны могу сказать, что ты довольно четко подметил особенности занятий этими видами спорта на начальном этапе. Единственно, я могла бы поспорить по поводу идеального виндсерфинга на о. Кос. И, вообще, как сторонница вэйв-райдинга, не могу не вставить свои пять копеек и не посоветовать Канарские острова, в том числе, о. Гран Канария и о. Тенерифе, где, к слову, помимо отличного виндсерфинга, есть и неплохое скалолазание, так что даже с острова на остров перемещаться не надо. Но давай теперь подробнее поговорим о скалолазании.
С.Н.: Хорошо. Если говорить конкретнее, то существует чисто спортивное скалолазание и его квинтэссенцией является боулдеринг — силовые короткие трассы метра 4, без страховки, с очень сложным рельефом, которые заканчиваются падением на мат. Они требуют большой силы и не очень большой выносливости, нужна в основном физическая подготовка. Ничего общего с этим нет в горах, где все движения надо делать осторожно, тогда как в боулдеринге действия на максимуме: прыжковые и гимнастические движения, растяжки, шпагат, перехваты. Сейчас я уже некоторое время не хожу в горы и занимаюсь боулдерингом, потому что это интересно примерно как спортивная гимнастика или акробатика или что-то в этом роде. И боулдеринг очень хорошо развивает тело. А если быть осторожным, то он даже довольно безопасный.

Продолжение